ОКСАНА ПУШКИНА:

«ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД НА ЖЕНСКИЕ ИСТОРИИ»

Программа «Женский взгляд» выгодно отличается от многих разухабистых телевизионных ток-шоу. Ее автор - Оксана Пушкина заработала право вести эту передачу не только своим профессионализмом, но и добротой, искренностью, сопереживанием людским бедам и радостям... Может быть, все дело в том, что собственная жизнь Оксаны - необычная женская история.

- Оксана, ваши передачи очень эмоциональны, а в жизни вы часто поддаетесь эмоциям?
- Нет, я очень рациональный человек, прагматик. И вот эти сопли-вопли не люблю, хотя могу понять их. Поэтому в моих передачах мы плачем, и я плачу вместе со своими героинями, потому что многие из этих ситуаций я тоже пережила. Я вообще не люблю делать передачи про то, чего не знаю. Например, мне очень трудно делать программу про смерть. Вот у меня сейчас были сразу две вдовы продряд - Микаэла Таривердиева и Ролана Быкова. Я очень боялась, что работа будет не прочувствованна, потому что я этого не пережила сама. Я не знаю, как жить после смерти мужа, когда одна чуть ли не в монастырь собралась, другая тоже не может примириться с произошедшим. Так что те женские истории, которые я делала - все в той или иной степени про меня.

- С чего начинается день телезвезды?
- С салона, где меня приводят в порядок, потому что после ночных монтажей я, как правило, никакая. Вообще у меня все наоборот: люди делают зарядку утром, а у меня день заканчивается спортклубом, потом баня, сон, а утром в салон. В спортзал хожу три-четыре раза в неделю. Я в прошлом профессиональная спортсменка, к нагрузкам привыкла с шести лет и уже без этого не могу. Все стрессы снимаю физкультурой. А я постоянно живу в состоянии стресса. В другом ритме жить нельзя, потому что это еженедельный эфир. У меня бывает по шесть встреч в день. Все делаю сама. В группе всего три человека. И я не могу ни заболеть, ни уехать в отпуск, ни даже просто расслабиться. Еще бы выдержать год, а там будь, что будет.

- Как вы находите героев для своей передачи?
- По-разному. Один из принципов: кого люблю, того снимаю. Про некоторых узнаю какие-то интересные вещи, сейчас, слава Богу, выходит масса хороших журналов. Бывают и заказные работы. Я их ненавижу, хотя никогда не знаешь заранее, что получится. К примеру, руководство мне порекомендовало сделать передачу с вдовой Артема Боровика. Я не хотела, потому что я с ним была незнакома. Когда они активно работали здесь, я жила в Америке. А в результате получилась суперпередача. Кроме того, мы с ней подружились, у нас появилась масса новых проектов, она стала абсолютно моим человеком.
Как возникает заказ? Помню, я работала в «Женских историях», и мне сказали: «Ну, хватит уже актрис, певиц, давай что-нибудь другое». Так появилась бывшая жена Руцкого Людмила - сложный клиент, тяжелая история. Я мучилась с нею до невозможности, за три смены монтажа мы вырезали все слова-паразиты. Кроме того, есть такие вещи, как интонирование, акцент - с этим тоже приходится бороться, потому что не хочется опускать героиню. Я не из тех, кто опускает своих героев, я их поднимаю. Поэтому мы после передачи дружим, общаемся, помогаем друг другу. Их уже около ста - моих героинь, а теперь уже и героев, я ведь сейчас и про мужчин делаю передачи. Конечно, не все сто едут в нашем поезде, но половина едет точно.

- А в настоящих поездах вам часто приходится ездить?
- К маме в Петрозаводск всегда езжу поездом, потому что самолетом туда неудобно летать. Я обожаю фирменные поезда, такие как «Карелия», «Арктика». В Финляндию ездила на поезде - просто супер. Сейчас роскошно стало в поездах, хорошие вагоны, отличный сервис. В дороге, я обычно отсыпаюсь. Меня это все укачивает. Я вообще люблю все виды транспорта. Каждые месяц летаю в Америку - это 12 часов полета. Принимаю 150 грамм красного вина и сплю. Самолет «Аэрофлота» прилетает в Сан-Франциско в час дня, и я как новенькая. В конце декабря опять улетаю за океан, вернусь сюда уже в январе.

- Как вы первый раз оказались в Штатах?
- Я поехала туда на три месяца на стажировку от шестого петербуржского канала, который частично принадлежал моему мужу и американской компании. Это было в 1990 году. Американцы сказали, что для того, чтобы войти в руководящий состав, мне надо обучиться языку, менеджменту, маркетингу частных станций. Я сказала, что поеду в Америку только с сыном. Они выполнили все условия, нас расселили там, где мы хотели, и где мы до сих пор живем. Три месяца растянулись на год, а потом в нашей стране произошел путч - это был 1991 год, и я не захотела сюда возвращаться. Я просто осталась там, как бы, совершенно не понимая, что мне здесь вообще делать?

- Вы научились самостоятельно зарабатывать деньги в Америке?
- Да, я там освоила несколько новых для себя профессий - консультанта по стилю жизни, персонального тренера, инструктора по аэробике, специалиста по построению взаимоотношений с людьми. Говорят, что для меня нет неоткрываемых дверей. Наверное, это так, но научилась я их открывать там, а не здесь. Все это мне дал опыт американской жизни, когда никто не знал, кто я такая, когда я не умела говорить по-английски и объяснялась на уровне «твоя моя сказала не хочу». Расскажу вам такой характерный эпизод. Первое время мы с ребенком поднимались на 18 этаж и спускались вниз пешком. Из-за того, что приветливые американцы заговаривали со мной в лифе, и я себя чувствовала полной идиоткой, потому что не могла ничего им ответить.
Кроме как жену нового русского меня никто там не воспринимал, и все гадали кто мой муж - мафия или не мафия? Мне пришлось там откинуть свое самолюбие и все начинать с начала - на чужом языке, который я не знала. Я сделала вывод, что самое главное для успеха в жизни - это владеть искусством коммуникации. В Америке есть даже такая профессия - коммуникейтер. Если ты умеешь коммуникировать, умеешь строить отношения с другими людьми, то у тебя вообще не будет проблем в этой жизни - в любой стране, знаешь ли ты язык, не знаешь ли, на земле, под землей, на воде, на Луне, где угодно. Характер, умение строить отношения с людьми и способность не жалеть себя - вот три формулы, которые позволят выжить нам в XXI веке.

- Одно из самых современных средств коммуникации - это Интернет, вы знакомы с ним?
- Интернет - это то, без чего нельзя представить себе сегодняшнюю жизнь, какие бы области ее мы не взяли - бизнес, науку, искусство. А уж тем более журналистику.

- В последнее время появилось много интернетовских изданий, "Девичник" - одно из них… Как вы относитесь к этому журналу?
- Очень хорошо. Проблемы женщин имеют международный характер. И я считаю, что чем больше будет таких изданий, тем лучше.

- Оксана, разрешите заглянуть в вашу личную жизнь?
- Я замужем уже девятнадцать лет за журналистом Владиславом Коноваловым. Он вел телевизионный цикл «Ситуация» про трудных детей - это были первые искренние разговоры, и они мне очень нравились. Потом они с Динарой Асановой сделали фильм «Дети раздоров». А у меня как раз родители развелись, и мне все это было очень близко. И я написала ему письмо. Он мне позвонил, мы встретились и вот до сих пор вместе. У нас с мужем 20 лет разницы, как вы понимаете, он для меня и папа, и учитель, и брат, и друг, и любовник - все в одном лице. Он мне помогает, занимается ребенком. У меня нет редактора, он читает все мои истории, правит их. Моя известность отчасти мешает ему в его бизнесе, потому что после каждого интервью все начинают спрашивать, что и как. Но на самом деле, я думаю, он рад и гордится тем, что я стала на ноги.

- Я где-то читал, что ваш брак был на краю краха, и все же вы сохранили семью?
- Разные были периоды в наших взаимоотношениях. Но с годами понимаешь, что главное - это то, ради чего мы соединялись, это продукт нашей любви сын Артем. Говорят, ради детей нельзя жить. Можно. И ради ребенка можно сохранить семью, особенно, если он у тебя один. Правда, я собираюсь в сорок лет родить второго ребенка, но это не факт, хотя очень хочется произвести такой эксперимент. Но когда у тебя один сын, когда ты его почти не видишь, лишать его еще и отца из-за каких-то амбиций - изменил-не изменил, люблю-не люблю, я считаю неправильно.
Я стала такая умная черепаха Тортила после жизни в Америке. Там все по-другому, там люди завязаны между собою финансовыми обязательствами. Говорят, что они неискренние, ну, и наплевать. Искренность можно поиметь в других взаимоотношениях, чего быть ханжами, но при этом сохраняется семья и дети в порядке. Неправда, что дети, живущие в неискренних отношениях, какие-то ущербные, тут все зависит от ума партнеров.

- Американцы очень отличаются от нас?
- Мы более сентиментальные, это наши традиции, наша природа. Хотя американцы тоже сентиментальные, но мы, как бы, более душой работаем. И мы жалеем себя - от этого все наши беды. Мы можем жалеть себя день, два, год, пять лет, скатываться в нищету. Там люди себя не жалеют. Я знаю истории, когда человек из миллиардера превращался в нищего, банкротился в один день, в один час. Он страдал, он целую ночь пил или бегал - кто как выходит из стресса. Но на следующий день он брал в горсть одно место, собирался и начинал что-то делать. Это касается и женщин, и мужчин. Женщины там точно также рассчитывают только на себя, там никто ничего не ждет, никаких принцев.
Главное там - образование. Хотя и говорят, что оно там плохое, но плохое-неплохое, а Америка - ведущая страна в мире. Потому, наверное, что они правильно распределили свои силы. Мы - неправильно. Мы люди творческие, хотим заниматься сразу всем, и в результате ни черта у нас нет. Поэтому и страна растерзанная. Они более рациональные люди. В XXI веке, в который мы вступаем, это необходимая черта и для женщин, и для мужчин, иначе мы потерямся в этом мире, мы просто размагнитимся, как частицы.

- Что бы вы изменили в нашей системе образования?
- Совершенно необходимо приучать наших детей к концентрированности. У нас в школе мы занимаемся и пятым, и двадцать пятым, и тридцать пятым. А надо ли хвататься за все сразу? Да, математика, литература, русский, иностранные языки, но нужна ли на первом этапе физика, химия? Я не уверена, наверное, нет. Мне нравится американский подход к образованию в хороших школах, где мой ребенок учился. До шестого класса они фактически отдыхают, берут основные предметы. А с шестого класса они выходят из школы - я это сама видела - с синими кругами под глазами, потому что начинают очень много заниматься конкретными науками. Они понимают, какой род деятельности в дальнейшем их будет обеспечивать, и я не вижу в этом ничего плохого.
Когда мой ребенок уже сейчас, в четвертом классе, носит целую сумку книг - я в шоке, потому что половина из этих знаний ему никогда не пригодится. А ведь на это уходит много времени. Я не понимаю, зачем надо заниматься физкультурой ребенку, который плавает в бассейне и выполняет норматив кандидата в мастера спорта? Есть масса вещей нерациональных, их надо менять. А для этого в министерство образования, наверное, должны придти молодые люди.

- Чему еще вас научила жизнь в Америке?
- Приспосабливаться к жизни и помнить при этом только о себе. У меня вообще такой девиз: надо любить только себя - это самое главное. Ты любишь себя, тебя соответственно любит твой муж и твой ребенок. А если себя не любишь - это катастрофа. Я себе всегда казалась страшилкой морскою - советское воспитание в нас вбивало, что все плохо, что любить себя не за что. В 13 лет я была мастером спорта по художественной гимнастике. Папа у меня тренер и его оценки были для меня очень важны. Так вот лучшим папиным комплиментом на тренировке были слова: «Ну, сегодня ты немного прибавила». Это неправильно. В Америке по-другому детей воспитывают, там все хорошо, все супер. И это мне больше нравится. Нельзя давить личность с самого детства. Даже если ты страшная и у тебя ребенок неказистый, надо всегда говорить ему: ты у меня самый красивый, ты у меня лучше всех на свете. Это добавляет сил и хочется собой заниматься.

- Вам бы хотелось, чтобы ваш сын тоже стал мастером спорта?
- Разве у такой мамы, как я, может быть неспортивный ребенок? Он у меня плавает с пяти лет. В Америке выяснилось, что у него к этому виду спорта особый талант. Он чемпион Калифорнии среди мальчиков его возраста. В одиннадцать лет показывает результаты 13-14 летних. Поэтому, как только он приехал сюда, мы его отправили в ЦСКА. К сожалению, российский спорт находится не в очень хорошем состоянии, но я дополнительно беру ему уроки - по два часа ежедневно. Встает в шесть, делает уроки. Сейчас я его уже не подгоняю, он понимает, что ему надо учиться, чтобы поступить в университет, желательно в Америке. А для этого надо хорошо плавать, потому что там, как в советские времена, это приветствуется. Ну, а если не в Америке, то и здесь тоже неплохо. И я горжусь тем, что он ведет здоровый образ жизни, хотя он жил в Сан-Франциско, и знает, какая это страшная вещь наркотики и алкоголь, и как от этого рано умирают или деградируют.

- Вернувшись из Штатов, вы, наверное, другими глазами взглянули на наши порядки?
- Я вам приведу всего один пример, чем отличается наша жизнь от тамошней. Моя мама живет в Петрозаводске, она журналист с 35 летним стажем, депутат, в общем суперизвестный человек в Карелии. И вот у нее сняли номера и утащили машину за то, что она ее неправильно поставила на стоянку. Там довольно жесткие порядки, кстати, нынешний начальник ГИБДД Федоров сам из Карелии. Мама была в шоке, чуть ли не в слезах, срывала на нас свои эмоции: все, на дачу ехать не на чем! Она стала звонить, нажимать на все свои педали, и наконец, ей возвращают машину, ставят номера и при этом она не платит ни копейки штрафа. Я сижу и не понимаю, в чем дело. В Америке это происходит каждый день, потому что есть закон: ты поставила не так, плати огромный штраф, если нет денег, у тебя машину заберут. И хоть ты там Пушкина, хоть Лермонтова, хоть Клинтон - это никого не волнует.
Я бы вообще всех за жизненным опытом посылала туда хотя бы на год. Причем селила, как на необитаемый остров - без языка, без денег и пусть бы выкручивались. Тогда бы мы поняли, что мы здесь живем в офигительной стране, где тебе соседка даст кусок хлеба.

- Оксана, у вас всегда была такая великолепная фигура?
-- У меня бы жуткий момент в жизни, беременной я упала и с переломами оказалась в больницу. После родов еще год лежала и сильно располнела. Я весила 96 килограммов! Мне делали иглоукалывание, я соблюдала разные диеты - ничего не помогало. И тогда я вспомнила, как моя сокурсница - чешка, страшная как сто чертей, неимоверных размеров, вышла замуж за самого красивого чеха на нашем курсе. Он, похоже, женился на ней по расчету, и девку, видимо, это так заело, что она уехала на три месяца летом к себе в Чехословакию и приехала тростинкой. Мы ее спрашивали, как ей удалось так похудеть? Она говорила: «Девочки, после шести, умри, но не ешь, максимум - чай».
Я вспомнила это, когда была сама таким крокодилом, и перестала есть после шести. За три месяца я похудела килограммов на 25. Поэтому надо меньше кушать и больше двигаться. Я, например, мяса не ем. Не потому, что я вегетарианка, а просто, живя в Калифорнии, где достаточно жарко, я нашла ему замену - белок бобов, салаты. Я ем рыбу и то по необходимости, понимая, что организму нужен фосфор. Я лет десять вообще не употребляла спиртного, сейчас стала выпивать красное вино. В общем, я сдвинута на себе и на своем здоровье.

- Куль здорового образа жизни - чисто американская черта, у русских нет времени на такие пустяки, как собственное здоровье...
- Когда говорят, что нет времени для того, чтобы заняться собой - не верю. Для себя всегда можно найти два часа в день. Ну, встань пораньше, поспи поменьше. Я прочла статью, что сон - это вообще дурная привычка неандертальцев. Вот у меня времени нет - это действительно так, я ребенка не вижу, у меня нет личной жизни. Конечно, я понимаю, что не у всех есть деньги на салоны красоты - это очень дорого, безусловно. Но мы не умеем и даже не стараемся за собою ухаживать. Идут женщины, у них совершенно неухоженные волосы, эти дикие химические завивки.
Сегодня внешность играет огромную роль, не только в профессии, но и в личной жизни. Посмотрите, кого выбирают наши мужчины: высоких, стройных, красивых. Поэтому любая женщина должна найти для себя время, даже если ей уже пятьдесят. Скопить денег, занять в конце концов - отработаешь, но самое главное я вам скажу, было бы желание. У меня был трудный период, здесь в Москве, когда я работала без зарплаты, делая первые «Женские истории», а ребенок жил в Америке. Я снимала квартиру, и никто в мое положение не входил, думая, что я офигительно богатый человек. А у меня не было денег. И я бегала утром по набережной, обливлась холодной водой из тазика. Это после суперкомфортной жизни в Калифорнии.

- Оксана, о чем вы чаще всего думаете, когда вспоминаете прошлое?
- На самом деле я не люблю вспоминать старое, не смотрю свои прошлые передачи, не поддаюсь ностальгическим чувствам, не хожу вокруг своей школы, не приезжаю в родной университет на встречи выпускников - я это все не люблю. Мне 37 лет, и как поет Кикабидзе, мои года - мое богатство. Возвращаться в двадцать лет я не хочу. Мне все так трудно далось в этой жизни, каждый мой шаг был без подпорок, без связей... Меня спасала только моя коммуникабельность, в результате я попадала на тех людей, которые мне в этой жизни помогали и помогают. В Америке я подружилась с Ириной Родниной, стала ее менеджером по строительству Ледового дома в Москве. Наш проект - это то, из-за чего мы вернулись сюда. Не из-за телевидения я вернулась из Америки. Телек, как раз, был между прочим, но как всегда бывает, никто не может предположить заранее, что будет главным в жизни. Строительство Ледового Дома Ирины Родниной идет трудно, мы его строим без взяток, поэтому все ратянулось вместо года уже на три. Но мы все равно его построим.

Игорь ЛОГВИНОВ


Девичник © декабрь 2000